Conductor Fernando Previtali - XII.1964(LI)
Teatro Massimo di Palermo

Simon Boccanegra - Giuseppe Taddei
Jacopo Fiesco - Raffaele Ariè
Amelia Grimaldi - Claudia Parada
Gabriele Adorno - Robleto Merolla
Paolo Albiani - Walter Monachesi
Pietro - Enrico Campi

Скажу так - я уважаю Джузеппе Таддеи, он прекрасный и уникальный баритон. Но в роли Симона он мне отчетливо не нравится. Он "борется" с ролью, и особенно с пением. Объема голоса ему хватает с лихвой, и он знает, как справиться с трудностями. Но выглядит все это в целом как рассыпающаяся Вавилонская башня. "Симон" - это певучесть, ширь морская, легато, легато и легато. А у Таддеи - короткое дыхание и массивный, "толстый" голос, кажущийся неповоротливым. Он рвет фразы пополам и завершает их резко, обрубленно, краткими звуками. Такая манера мне сильно режет уши. Это не тот Симон, которого хочется слушать. Звучит как-то грубо и очень "плебейски". Таддеи может наполнить слово яркой эмоцией, но эта эмоция бьет по ушам внезапно, без настоящего обоснования, часто это похоже на выкрик, рявканье (иногда и львиный рык:)). И в целом впечатление, что он не столько поет, сколько декламирует на полной громкости, играет в драме. ИМХО - немузыкально. Изысканность вердиевской музыки, ее гибкость и многослойность Таддеи (для меня) не передает. Особенно трудно слушать "Plebe, patrizi", где фразы сами по себе очень длинные, а Таддей их делит совсем некрасиво - "E vo... gridando... pace!", и даже эти короткие куски не может протянуть, чтобы было певуче. Что касается характера таддейского Симона, то он очень прост, открыт и прямолинеен, - вряд ли такой долго бы удержался на посту дожа, при всей его масштабности и силе. Все эмоции наружу и оттого кажутся поверхностными. Но это лишь мое субъективное ощущение, причем в сравнении с другим Симоном. Не хватает ему и лирических оттенков чувств в отношениях с дочерью, деликатности и глубины... Нет ощущения, что он тосковал по Амелии, что встреча с ней - его сбывшийся сон, это для него полный сюрприз, будто он об этой дочери уже успел забыть.

Отчасти такая прямолинейность трактовки зависит и от дирижера. Превитали тоже не вдается в лирические детали и дирижирует слишком драматически-размашисто, широкими театральными жестами. Остальные певцы следуют за ним и не стесняются выкрикивать слова, даже выплевывать их "в лицо врагу", где можно и нельзя. То и дело кто-нибудь как рявкнет или возопит! И Адорно, и Фиеско, и Паоло, и Симон время от времени орут друг на друга. На мой слух, это совсем разрушает музыку (вернее, то, что от нее осталось в этом спектакле).

Адорно, Фиеско и Паоло не впечатлили ничем особенным (даже Монакези, который мне когда-то понравился). Красивый и приятный голос оказался у Пьетро. Амелия - Клаудия Парада - певица с интересным "старинным" тембром темноватой окраски, но немного девчачьим в то же время. Своеобразное сочетание. Не такая Амелия, какие мне нравятся, но интересная.

В целом - спектакль не относится к лучшим из слышанных "Симонов".

Upd. Добавлю, что в последней части спектакля Таддеи практически против моего желания заставил меня сопереживать. Он действительно умеет раскрываться, остро - и изредка даже тонко - выражать эмоции. Особенно это впечатляет после всех его азартных "маханий кулаками". И еще - финал "Симона" достаточно трудно спеть нетрогательно, особенно такому мастеру. Музыка такая.


@темы: Верди, Бокканегра